Главная » 2014 » Октябрь » 26 » КОНЪЮНКТУРНАЯ РУСОФОБИЯ
19:46
КОНЪЮНКТУРНАЯ РУСОФОБИЯ

Прибалтийский выбор — история одной "оккупации"

 

То, что в Прибалтике не любят Россию и русских — по крайней мере, если судить по заявлениям официальных лиц, представляющих интересы Латвии, Литвы и Эстонии — секретом давно уже ни для кого не является. Если все остальные бывшие республики СССР, став независимыми государствами, прекратили вести разговоры о "русской" или "советской оккупации" еще в середине 90-х, то страны Балтии в этом плане представляют парадоксальное исключение — чем ниже падает уровень жизни в этих государствах, тем чаще ведутся на официальном уровне разговоры о необходимости полного демонтажа советского наследия.

  

В конце 30-х годов страны нынешней Балтии по праву называли "лимитрофами", причём, не только по причине их крохотных даже по европейским меркам территориё. В конце концов, площадь и население Люксембурга или Швейцарии не очень отличается от размеров балтийских государств. Под этим определением понимали, прежде всего, состояние экономики, промышленности и внешнеполитического влияния этих стран. А эти три составляющие в то время были совсем ничтожными: выход из состава Российской Империи на волне Революции 1917 года привёл к тому, что страны Балтии оказались в весьма незавидном экономическом и политическом положении — "дружить" с Советским Союзом не позволяла национальная гордость, а Европа смотрела на Прибалтику свысока — поскольку в военно-политическом плане эти государства особого интереса не представляли, а одного наличия выхода к Балтийскому морю было недостаточно для построения внешнеэкономических связей. Чтобы государство признали в Европе равным экономическим партнёром — оно должно было, прежде всего, иметь развитую и конкурентноспособную промышленность, чем страны Балтии в этот период не могли похвастать. 

Скорее всего, если бы не произошли геополитические потрясения в Европе в конце 30-х годов, Латвия, Литва и Эстония дальше бы продолжили свое существование за счёт исключительно ремонта и обслуживания заходящих в порты морских судов и рыбопереработки, оставаясь — по сути — аграрными странами. Хорошо бы это было, или плохо — вопрос сложный. Но, история, увы, не знает сослагательного наклонения, поэтому судьбой этим странам было предначертано оказаться в составе СССР. 

Вообще, отвечая на вопрос, был ли факт оккупации Советским Союзом территории стран Балтии, даже сейчас ответить непросто. По формальным признакам — несомненно: СССР, применяя методы политического давления, ввёл на их территорию свои войска и разместил базы флота. С другой стороны — страны Балтии сохранили свой государственный суверенитет в полном объёме. Ведь, никто сейчас не утверждает, что нахождение американских воинских контингентов и баз на территории Японии или стран ЕС является оккупацией. Причём, советизировать Прибалтику изначально в советские планы не входило — и Сталин, и Молотов всячески одергивали послов СССР в этих странах, бросавшихся на радостях готовить пролетарские революции в Латвии, Литве и Эстонии: 

В одном из документов, адресованном работникам советского полпредства и военному атташе в Литве, Сталин строго указывал: "Категорически воспрещаю вмешиваться в межпартийные дела в Литве, поддерживать какие-либо оппозиционные течения и т.д. Малейшая попытка кого-либо из вас вмешаться во внутренние дела Литвы повлечет строжайшую кару на виновного... Следует отбросить как провокационную и вредную болтовню о советизации Литвы". 

Другое дело, что в самой Прибалтике в то время были очень сильны просоветские настроения, усилившиеся на фоне политического и экономического кризиса. В итоге, парламентское большинство на очередных выборах в парламенты этих стран получили социалисты, которые сами, без посторонней помощи проголосовали за вхождение в состав СССР. Причём, многое указывает на то, что в СССР к такому повороту событий были явно не готовы — например, в Наркомате обороны развернулась полемика: что теперь делать с вооруженными силами Латвии, Литвы и Эстонии. Предложения советских военных разнились — от "разоружить и выслать" до "сохранить в особом независимом статусе". 

В итоге, армии всех трёх государств-лимитрофов почти в полном составе стали национальными стрелковыми корпусами РККА, со своими командирами, формой одежды и национальным языком. Такая жестокая оккупация. Конечно, среди населения Прибалтики была значительная прослойка тех, кого вхождение в состав СССР и советизация через насаждение советских форм хозяйствования категорически не устроила. Это были собственники имущества, малых предприятий, фермеры, представители интеллигенции, которые впоследствии и составили основу антисоветских вооруженных формирований, созданных при помощи фашистской Германии. 

После окончания Великой Отечественной войны на территории прибалтийских республик развернулась настоящая гражданская война между антисоветскими и просоветскими силами — продолжавшаяся в ряде местностей до середины 50-х годов. Причём, большинство её участников с обеих сторон были прибалтами, хотя, понятно, что просоветскую сторону поддерживали политические органы СССР и советские спецслужбы. В итоге, к концу 50-х годов Прибалтика снова стала полностью советской, и мало чем отличалась от прочих советских республик. Собственно, тут и начался промышленный расцвет Латвии, Литвы и Эстонии — товарооборот, проходящий через прибалтийские порты, вырос в десятки раз, а сама экономика республик из аграрной стала быстро превращаться в высокотехнологичную промышленную. На территории советской Прибалтики были построены: автомобильный завод, являвшийся практически монополистом по производству микроавтобусов в СССР, вагоностроительный завод, также ставший монополистом по производству электро- и дизель-поездов, судостроительные верфи, заводы радиоаппаратуры и многочисленные предприятия легкой промышленности. Фактически, Прибалтика зажила сытой жизнью, изредка издавая ворчание в сторону остальных советских республик, включая и РСФСР — мол, учитесь, как надо работать. О том, что без подарков "оккупационных властей" такое процветание было бы попросту невозможным, в Латвийской, Литовской и Эстонской ССР вспоминали гораздо реже. 

Не было в Прибалтике и притеснения национальных языков. Никто не запрещал учить латвийский, литовский или эстонский язык, получать на нём образование. Говорить по-русски с "акцентом" было своеобразной прибалтийской модой, на которую жители остальных союзных республик смотрели очень терпимо, относясь к этому явлению, максимум, с легкой иронией. 

Все изменилось в конце 80-х, когда в республиках начался рост "национального самосознания". Вообще, это явление было характерно для всех союзных республик в позднем СССР, но в Прибалтике национализм принял крайне широкий размах. Вопрос был поставлен ребром — требования народных фронтов, предъявленные властям Советского Союза, заключались в предоставлении полного экономического и политического суверенитета. Основной идеей движения за независимость от СССР было то, что мы, мол, настолько экономически развитые, что легко проживем и без остального Союза. О том, что это развитие без участия метрополии было бы вообще невозможным — прибалты предпочитали не упоминать. 

В первые же годы независимости страны Балтии старательно демонтировали всё, что им могло бы напомнить о пребывании в составе СССР — начиная от предприятий, которые с разрывом экономических связей умерли сами собой, заканчивая памятниками советской эпохи и русским языком. Причём, в отношении русского языка прибалты преуспели особенно — если во времена СССР национальные языки Прибалтики были, как минимум, вторыми государственными языками, а в ряде местностей — даже первыми, то после получения независимости главным условием получения гражданства для русскоязычных стало обязательное знание литовского, латышского или эстонского языков, плюс ценз проживания на территории стран Балтии. 

В итоге, Прибалтика получила членство в Евросоюзе и стала участником военно-политического блока НАТО. Роль и место нынешних стран Балтии в европейской политике и экономике — примерно такая же, как в середине 30-х годов. Правда, произошли и некоторые изменения. Теперь роль стран Балтии слегка изменилась: они являются главными европейскими "крикунами" о русской угрозе, на борьбу с которой, как и на преодоление последствий русской оккупации, завязано регулярное прибалтийское попрошайничество у ЕС и США. 

Конечно, высшим пилотажем руководства стран Балтии в постсоветский период было разрушение собственной промышленности под предлогом необходимости избавления от пережитков оккупации, разрыв экономических связей с Россией — и все ради того, чтобы построить экономику, основанную спонсировании международными финансовыми организациями. В этом вопросе страны Балтии не так уж далеко ушли от государств Африки, которые после освобождения от колониальной зависимости в 50—60-е годы, так и не смогли построить ничего нового, не забыв при этом привести в негодное состояние всё, что оставили им в наследство "колонизаторы". Численность населения в Прибалтике стремительно сокращается, экономическая зависимость от ЕС — также стремительно увеличивается. 

Но, вечно такая ситуация продолжаться не может, в Европе тоже начинают понимать, что вечно кормить Прибалтику, не получая ничего взамен, кроме громких антироссийских заявлений — невыгодно, особенно в условиях, когда сами страны ЕС и США испытывают серьёзные экономические трудности. Поэтому, финансовые вливания в экономику стран Балтии могут в один прекрасный момент прекратиться, причем от слова "совсем". И тогда суровые реалии экономики наверняка заставят руководство этих стран пересмотреть свое отношение к России. И чем раньше это случится — тем лучше для самой Прибалтики. В противном случае, если не политический, то экономический суверенитет Латвии, Литвы и Эстонии превратится в очень большой вопрос. 

Автор - Безбородов Владимир
Источник - http://politrussia.com

Просмотров: 337 | Добавил: ОО | Рейтинг: 5.4/5
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *: