Главная » 2015 » Апрель » 7 » ПРИДУМАННЫЕ ТИГРЫ
07:11
ПРИДУМАННЫЕ ТИГРЫ

Как создать и воспитать монстра

Так ли неожиданно появление Исламского государства? Что представляет собой структура ИГ? А также история скромного и вежливого человека халифа Ибрагима.


 

Что мы знаем об Исламском государстве (ИГ или ИГИЛ)? Это террористическая организация, занявшая значительную часть территории Ирака и Сирии, сторонники которой исповедуют радикальный ислам, последовательно уничтожают объекты культурного наследия, жестоко расправляются с неверными и регулярно выкладывают в сеть изящно обработанные видеоклипы казни заложников.

О её лидере, Абу Бакр аль-Багдади (которого называют Халиф Ибрагим), мы знаем еще меньше, но представляется он кровавым тоталитарным диктатором, вынашивающим планы захвата не менее чем половины мира. В действительности история лидера наводящей ужас экстремистской группировки – это история человека, обладающего ценными в современном мире качествами – коммуникабельностью и толерантностью вкупе с образованностью. И не что иное, как американские тюрьмы в Ираке помогли аль Багдади в полной мере реализовать свой потенциал и сформировать элиту будущего Исламского государства, организации, не имеющей прецедентов в мировой истории.

 

Если б не было беды
 

В декабре 2014 года один из командующих ИГИЛ в интервью газете The Guardian рассказал, как произошло формирование верхушки организации практически на глазах американских тюремных надзирателей. Человек, известный под псевдонимом Абу Ахмед был взят под стражу и помещен в тюрьму «Кэмп Букка» в Ираке летом 2004 года. Он вспоминает, как поначалу был напуган помещением в печально известную, находящуюся далеко в пустыне тюремную крепость, но вскоре осознал, что оказался в родственной ему среде радикальных исламистов. «Мы бы никогда бы не встретились, будь мы на свободе в Багдаде или где-либо еще. Это было бы невероятно опасно. Но здесь мы были не только в безопасности, но и всего в нескольких сотнях метров от всего руководства Аль Каеды», - вспоминает Абу Ахмед. Заключенные смогли не только установить личный контакт, но и найти друг друга после освобождения. Для этого они записывали телефонные номера и адреса друг друга на внутренней стороне своего нижнего белья. Так, по оценке правительства Ирака, 17 из 25 крупнейших полевых командиров ИГ прошли через американские тюрьмы с 2002 по 2011 гг.

 

Там же, в «Кэмп Букка», Абу Ахмед познакомился и с будущим лидером Исламского государства Абу Бакром аль-Багдади. Это был, по его словам, «тихий человек», обладающий определенной харизмой, однако отнюдь не казавшийся особенно важным. «Я и предположить не мог, что он пойдет так далеко» - вспоминает бывший заключенный. Аль Багдади удалось быстро найти общий язык с американцами. Он был на хорошем счету и часто выступал в роли посредника при улаживании конфликтов между воющими фракциями в различных частях тюрьмы. Для сведения, она была разделена на 24 лагеря, и всего в ней содержалось около 24 тысяч мужчин.

 

К концу 2004 года было решено, что аль-Багдади не представляет дальнейшей опасности, но выпущен на свободу он был лишь в 2009. «Его очень уважали в американской армии» - говорит Абу Ахмед. «Если он хотел навестить кого-то в другом лагере, ему это было дозволено, в то время это не было разрешено никому другому. И все это время, новая стратегия реализовывалась прямо у них под носом, и заключалась она в построении Исламского государства. Если бы не было американской тюрьмы в Ираке, не было бы ИГИЛ сейчас. «Кэмп Букка» была фабрикой. Она сформировала нас всех. Она выстроила нашу идеологию».

 

Аль-Багдади, которого сейчас называют «Халиф Ибрагим» сумел создать вокруг себя ореол мистичности. Даже внутри самой организации о нем известно крайне мало, благодаря чему он заслужил прозвище «невидимый шейх» Более того, Аль-Багдади, обладатель докторской степени в области исследования ислама, сумел доказать многим, что он является ни кем иным, как прямым потомком самого пророка Мухаммеда. Все это привлекает в ИГИЛ радикальную молодежь. В настоящее время в структуре организации воюют рекруты из почти 100 стран мира, в том числе и из России.

 

ИГИЛ, Маккейн и израильская разведка
 

Появление Исламского государства, монстра, называемого тогда еще ИГИЛ, в 2014 году прошло практически незамеченным на фоне украинского кризиса. Весной 2014, когда началось массированное наступление на Ирак, ни один американский представитель не пришел на заседание Совета Безопасности ООН ни с одной подозрительной пробиркой. Более того, их действия на протяжении довольно длительного времени фактически игнорировались, поскольку ИГИЛ угрожали правительству Башара Асада в Сирии, враждебному американцам. Все это стало почвой для массовых спекуляций о прямой причастности американских спецслужб к созданию этой мощной группировки.

 

В действительности, все обстоит несколько сложнее. Информация, просочившаяся якобы из документов Сноудена о связи ИГИЛ с ЦРУ, на поверку оказалась намеренной дезинформацией. А нежелание Вашингтона прямо вмешиваться в события на Ближнем Востоке объясняется, главным образом, внутриполитическими причинами, а также элементарной неспособностью в одиночку решать проблемы в регионе. Сколотить же коалицию для борьбы с ИГИЛ без участия Ирана и Сирии американцам также не удается.

 

PIC 2

 

Однако определенные факты все же наталкивают на подозрение о причастности спецслужб к созданию Исламского государства. Например, как объяснить встречу шефа ЦРУ генерала Д. Петреуса и старших офицеров американской разведки в тюрьме «Кэмп Букка» и «Умм Касср» с аль-Багдади и офицерами С. Хусейна, которые после позднее стали высшими военными руководителями организации? По признанию Д. Герронда, командира «Кэмп Букка», в лагере проводились специальные вербовочные занятия с бывшими джихадистами и сторонниками Саддама Хусейна с целью вовлечь их в проамериканские вооруженные формирования. А в 2013 г. в провинции Идлиб сенатор Дж. Маккейн встречался с представителями Сирийской свободной армии (главный оппозиционная сила в Сирии), где, судя по фотографиям, присутствовал и аль Багдади. Подлинность этих фотографий несомненна, но доказать, что изображен на ней именно лидер ИГИЛ крайне сложно, особенно с учетом того, что Сирийская свободная армия не стала частью ИГИЛ и между двумя группировками шли активные бои. Тем не менее, ряд западных медиа провели расследование связей сенатора Маккейна с террористическими группировками в регионе, особенно с ИГИЛ, и среди многочисленных тому подтверждений даже ссылаются на интервью сенатора, где он напрямую заявляет, что он «поддерживает контакты с ними всеми всё время».

 

По сути, нет ничего удивительного в причастности иностранных государств к созданию отдельных вооруженных формирований. У истоков любой мощной террористической группировки стояла разведка той или иной страны. Аль Каеда создавалась как средство борьбы с Советским Союзом в Афганистане; равно как и СССР поддерживал различные организации левого толка, не всегда пользовавшиеся исключительно гуманными методами борьбы. ИГИЛ же, в том виде, в котором мы знаем его сейчас, обязан своему появлению целому ряду государств: США, Саудовской Аравии, Катару, Франции и даже Израилю. Последний действует по принципу «враг моего врага» и рассматривает ИГИЛ как противовес своим давним соперникам в регионе, Ирану и Сирии. Согласно сообщениям респектабельных израильских газет, сотни террористов, получивших ранения в сражениях с правительственными войсками Башара Асада, включая и боевиков ИГИЛ, проходят лечение в госпиталях «Земли обетованной».

Взять всё самое лучшее

Исламское государство – это уникальнейшая в своем роде структура. Часто приходится читать об отличиях ИГИЛ от других группировок, но на самом деле, следует искать не отличия, а сходства. ИГИЛ вобрала в себя наиболее сильные черты других образований. В ней присутствует разобщенность и сетевая структура Аль Каеды (ИГИЛ открывает филиалы, выходящие за пределы стран Персидского залива); мощь и иерахичность классического государства (строгая дисциплина и даже документация по форме практически не отличающаяся от аналогичных документов, используемых в международно-признанных государствах); стабильные источники дохода (продажа нефти плюс нелегальный бизнес в виде работорговли, наркоторговли и контрабанды оружия). Согласно мнению ряда аналитиков, Исламское государство имеет структуру пчелиного роя, что включает в себя несколько уровней. На первом, это узкая взаимозаменяемая группа религиозных, военных и гражданских руководителей; на втором, высоко подготовленное профессиональное ядро, командиры и инструкторы; на третьем, внешние периферийные модули - военные и террористические группы, своего рода расходный материал в войнах; и, наконец, на четвертом, формально не скрепленный никакими связями с организацией рой последователей. Последние, отнюдь не ограничиваются Ближним Востоком, они разбросаны по Европе, Азии и Америке, и готовы в любой момент выполнить приказ своего духовного лидера.

 

Неуязвимость современных нелегальных образований заключалась именно в отсутствии четкой иерархичной структуры. Аль Каеда представляла собой весьма разрозненную сеть организаций, члены которой объединялись под своего рода брендом. Именно поэтому она казалась практически неуязвимой. Для сравнения, колумбийские наркокартели были в своё время разрушены именно благодаря нанесению мощного удара на их верхушку, теперь место колумбийцев заняли мексиканцы. В Мексике структура наркоторговли столько разветвлена и разобщена, что проблема кажется нерешаемой.

 

Возвращаясь к ИГИЛ, здесь мы наблюдаем, с одной стороны, четко выстроенную структуру с наличием очерченных границ и иерархией власти во главе с авторитетным духовным лидером; с другой же стороны, вся верхушка организации взаимозаменяема, границы подвижны, и, не сегодня завтра, центр группировки может появиться в другом месте, лишь бы там наличествовали богатые ресурсами месторождения. ИГИЛ борется за сердца людей. Они проводят колоссальную имиджевую работу, организуя талантливейшие провокации. Любая операция против неё, равно как и отсутствие противодействия ей, способствуют лишь повышению её привлекательности для радикальной молодежи различных стран.

 

Молодежь в ИГИЛ привлекает сила, мистический образ скрытой от мировой прессы «страны», возможность быстро подняться, а также радикальная борьба с тлетворной моралью Запада. Впрочем, последний пункт в ИГИЛ даже расширился. Исламисты всегда ставили своей целью истребление аморального влияния Америки, «большого Сатану», но только здесь было развернуто масштабное наступление на любую иную религию и даже на культурное наследие человечества.

 

Кем же и с какой целью создавалось Исламское государство? Когда речь идет о столь сложном и мощном формировании, не стоит искать простых решений и увлекаться теориями заговора. В условиях абсолютно не управляемого хаоса на Ближнем Востоке, последовавшем за вторжением американской армии, была создана крайне благоприятная среда для появления этого монстра. Американцы и их союзники, разочаровавшись в попытках обучить чему-либо иракскую армию, сами начали вооружать группировки, ставящие своей целью борьбу со всем западным. Обнаружив, к чему это привело, ИГИЛ был объявлен врагом, каковым и является как для Америки, так и для других стран региона.

 

Однако до тех пор, пока ИГИЛ проводит в чем-то выгодную для Вашингтона политику, например, борьбу против Сирии, отдельные структуры внутри США могут продолжать поддерживать террористов, по старой доброй традиции надеясь на то, чтобы направить хаос в нужное русло.

 

Вот только сколько еще понадобится лет и разрушенных жизней для того, чтобы осознать, что понятие «хаос» и «управление» не уживаются в одном предложении, предугадать сложно.

 

Анастасия Гафарова

независимый эксперт, американист

 

Просмотров: 279 | Добавил: ОО | Рейтинг: 5.0/1
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *: