Главная » 2015 » Январь » 19 » ТРЕЗВЫМ ВЗГЛЯДОМ!
09:28
ТРЕЗВЫМ ВЗГЛЯДОМ!

 Алексеева  Л. И. ,

эксперт-аналитик "РусГолоса"


Ошарлели!

     Я - шарли! И что с того? Кто такой шарли, с которым нужно либо дружить, либо люто ненавидеть? Миллионная толпа трясет бумажкой, скрывая за ней свой страх и одиночество. Глубинное, экзистенциональное  одиночество современного человека, который в неосознанной попытке избавиться от него,  примыкает к чему - либо значимому,   обзаводится лицемерием - ложным «я».  Примеряет своё лицо на чужое, меряет себя чужим аршином. Чудовищный маскарад свободы слова, участники которого надели на себя маску насмешника. 

 
     Шарли - насмешник  из детства, часть личности, застрявшая в подростковом максимализме. Он жесток по отношению к чувствам окружающих  в желании утвердиться, возвыситься над ними. В нём чёрный юмор, он высмеивает недостатки, или придумывает их, намеренно искажая действительность. Современный стёб доморощенных шарли, который прочно занял своё место  в юмористических шоу российского телевидения, еженедельно травит людей ядом насмешек, приучая их к свободе слова.   Шарли-писатели,  шарли-журналисты, шарли-певцы, шарли-художники, шарли-актёры, шарли-режиссёры, шарли-политики, всех  их не счесть, и яда их стёба до конца не испить. 


     Насмешники требуют свободы говорить всё, что хочется, не заботясь о том, как отзовутся их слова и вымыслы. И громко требуют защиты для себя, потому как понимают, что  могут  быть наказаны общественным осуждением или  правовой статьей – по-взрослому. А то и быть убитыми, как пересмешники. Если рассматривать проблему шарли с точки зрения трансакционного анализа, с шарли нельзя говорить на  языке взрослого или родителя. Контакта с шарли  можно  достичь только на уровне языка отношений «ребенок-ребенок».  Проблема коммуникации с шарли лежит в области детских отношений. Общаясь со взрослым шарли, мы имеем дело с  доминантой  его мозга - детским шаблоном поведения насмешника.  Общественное осуждение шарли  воспринимает как родительское, а правовое наказание – через призму  неприятия  и непонимания взрослых,  нежелания входить во взрослую жизнь, ограниченную рамками морали, культуры и этики. 


      Насколько отношение к насмешкам в современной Европе трансформировалось за пару сотен лет, можно судить по следующим высказываниям. Вот, например, что  раньше думали по поводу насмешки французы:


      «Насмешка бывает часто признаком скудости ума, она является на помощь, когда не достает хороших доводов», - Ларошфуко. Вторит ему и Жан де Лабрюйер: «Склонность к высмеиванию говорит иногда о скудости ума»; «Над насмешкой скрывается иногда духовная нищета»; «… самыми чувствительными бывают насмешки». Шарль Луи Монтескье считал, что «Насмешка – это речь в пользу своего ума и против своего сердца». А Оноре де Бальзак писал: «Насмешник всегда существо поверхностное».


     Люк де Клапье Вовенарг давал ценный совет, полезный и нашим современникам: «Не надо осмеивать общеуважаемые мнения, вы этим только оскорбляете людей, но не убеждаете их». Жюльеном де Фалкенаре насмешка сравнивалась с укусом змеи: «Когда ядовитая змея хочет ужалить в шутку, она не знает, что делать с избытком яда». Итальянец Джованни Боккаччо полагал, что «Насмешка должна кусать как овца, а не как собака».


     Европейские мыслители рассматривали насмешку как испытание истины. Энтони Эшли Купер Шефтсбери: «Считается, что истина способна выдержать все, однако для неё нет испытания тяжелей, чем насмешка. Только если истина выдержала испытание насмешкой, она по праву может считаться истиной»; «Насмешка – лучшее испытание для Истины», - Стенхоп Честерфилд. Мария фон Эбнер-Эшенбаум считала, что «Насмешка кончается там, где начинается понимание».


     Читатель, наверное, заметил, что больше всего высказываний о насмешке принадлежит французам. Им было отчего так высказываться. Дуэли на шпагах из-за насмешек унесли жизнь не одного француза. В Россию мода на дуэли пришла из Франции. Насмешки сгубили великих русских поэтов – А. Пушкина и М. Лермонтова. История показывает, что насмешников часто используют втёмную и в политике, и в обыденной жизни, добиваясь через их поведение своих корыстных целей. Современные шарли ничем не отстают от своих предшественников. Изменились только масштабы их использования. И если раньше дуэлянты бросали перчатку, то сейчас – клочок бумаги, а вместо шпаги – автомат.


      Высмеивание пророка Мухаммеда после случившейся трагедии – пик непонимания ситуации, пик инфантильного поведения новоявленных шарли, не осознающих провокационного манипулирования их сознанием. Дурно воспитанные толерантностью, ошарлевшие от безнаказанности взрослые дети, поджигающие собственный дом по указке чужого дяди, вот что такое сейчас европейское сообщество, сплочённое идеей вседозволенности насмешника.

Но – смеётся тот, кто смеётся последним. Кто следующий? Вопрос риторический. Любой  насмешник может быть следующим и последним. Пока не поймёт, что террорист, как и дуэлянт в прошлом, не возникает на пустом месте. Веками, используя шарли, их создаёт тот, кто всегда прячет своё лицо. Во имя собственных целей ему не жаль ни насмешников, ни тех, кто их убил. Он всех пересмешил, скрыв свою улыбку за маской лицемерия.

Просмотров: 314 | Добавил: ОО | Рейтинг: 5.0/1
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *: