Главная » 2013 » Август » 1 » ПРИЗВАТЬ К ПОРЯДКУ!
20:36
ПРИЗВАТЬ К ПОРЯДКУ!

Николай ВЫХИН,

системный аналитик

«ОН» И «ОНО» РОССИЙСКОЙ ПОЛИТИКИ

Легитимизация режима в глазах патриотов – важный мост в наше будущее. Режиму всегда будет колко сидеть на одних штыках. А патриотам - скучно сидеть в вечной позе чистоплюйской обиды. Режим меняется, меняется в лучшую сторону, это видят даже самые заклятые его враги – с изумлением констатируя, что «не ждали от него такого»…

Сложно? Давайте обратимся к зрелищному искусству, чтобы всем все стало ясно!

 

В замечательном фильме «Плоть и кровь», снятом в 1985 году, когда американцы ещё умели снимать хорошее кино, действие происходит в самом начале XVI века.

Герцог Арнольфини штурмует средневековый город. Не в силах справится сам, он нанимает весь сброд, который падок на мародерство, и обещает в награду за помощь отдать взятый город на разграбление.

Наемники помогли. Город взят. Наемники бесчинствуют на его улицах.

Арнольфини смотрит на все это и произносит ключевую для понимания нашей ситуации фразу:

-Я не могу смотреть, как эти мерзавцы грабят МОЙ город!

Понимаете? Пока город не был взят – Арнольфини был с наемниками заодно. Но пробуждающееся в герцоге ЧУВСТВО ХОЗЯИНА, СОБСТВЕННИКА – заставляет его ненавидеть грабителей только что захваченной крепости.

Ведь это теперь – ЕГО крепость! И разнузданные бандиты грабят ЕГО САМОГО!

Арнольфини, чтобы прекратить безобразия, заманивает наемников в ловушку, окружает, разоружает и выгоняет их вон. Союзники становятся врагами…

ВАМ ЭТО НИЧЕГО НЕ НАПОМИНАЕТ?!

Мне, например, история «Плоти и крови» кажется пророческим видением нашей сегодняшней политической ситуации, из рокового для нашей страны 1985 года. Как иначе объяснить разнузданность семейства Собчаков, противостоящую сдержанному адеквату Путина, если Собчак и Путин – из единого ядра смыслов?

-Эти мерзавцы грабят МОЙ город!

Теория всегда отстает от практики. Мы, теоретики, только сейчас стали обдумывать уже существующую в реальности картину отношений, КОТОРУЮ И САМИ УЧАСТНИКИ ОТНОШЕНИЙ ДО КОНЦА НЕ ПОНИМАЮТ.

Я не буду утверждать, что Путин сознательно работает на самодержавие. Он в душе демократ (в моих устах это не комплимент) и сам, лично, по своему характеру – с удовольствием играл бы во все демократические игрища. Но тут как раз такой случай, когда личные предпочтения ничего не значат. Или – почти ничего. Внутренний демократизм поможет Путину избежать наиболее уродливых проявлений самодержавности, но не более того.

Иначе – его сметет волной. Попытки идти против течения народных настроений в политике не проходят…

Путин строит самодержавную модель, возможно, сам не слишком задумываясь, каким именно будет это здание в завершенном виде. Он строит самодержавие не потому что хочет строить самодержавие, а потому что это – воля истории и приказ эпохи.

Инстинкт самосохранения толкает Путина к самодержавности. А самодержавность пробуждает в нем другой инстинкт – заботы о благе страны. Город то теперь стал МОЙ, почему его грабят эти подонки?! Вчерашние друзья-гиены должны или перемениться, перековаться из падальщиков в державники, либо будут отогнаны.

Для демокрада такой дилеммы не стоит. Демокрад стоит за продолжение распилов и откатов. Демокрад – второе «я», альтер эго российской властной вертикали. Он сросся с вертикалью, как сиамский близнец. Попробуй – отдери!

И вот российская властная элита отчетливо раскололась. В ней одна часть хочет прекратить безобразия во имя установления прочного порядка. Другая часть – хочет продолжить безобразия. Основной мотив белоленточного движения – именно ельцинизм в худшем смысле этого слова, «норковые революционеры» от Навального до Нарусовой требуют «продолжения банкета» гайдаро-чубайсовой приватизации…

Более трезвые силовики, у которых тоже рыльце в пушку, призывают: ребята, давайте уже завязывать. У нас есть все, о чем может мечтать человек. Пора положить конец безобразиям (вот ключевой лозунг путинизма, как режима). Благополучие страны – это наше личное благополучие, безопасность страны – наша личная безопасность.

Неужели не понимаете?

Отколовшаяся от путинизма часть ельцинской элиты – не понимает. Так было весело, так здорово, все продавалось и покупалось, ничто не наказывалось – и вдруг – какие-то скучные, серые, «совковые» разговоры о порядке, законе…

Гулять так гулять! Сносим власть в очередной раз и пиршествуем по второму кругу! 

Это идеология белоленточников, её их лидер Навальный ОФИЦИАЛЬНО ОЗВУЧИЛ, воспев хвалу Е.Гайдару. За язык не тянули, «кровавая гебня» это признание не выколачивала пытками – человек сам счел нужным засветиться. Ведь когда работаешь на коллективное «Оно» российской элиты – необходимо маркировать себя приемлемым для проходимцев маркером.

«При мне все будет, как при бабушке» - обещал гвардейцам Александр I, восходя на престол.

«При мне все будет, как при Егоре Гайдаре» - обещал мародерам Навальный, ещё не успев никуда взойти…

Путин – это «Он» российской политики, мужское и волевое личностное начало. И дело тут не в том, что он – личность, а в том, что он собирает вокруг себя обретающих личности элитариев. Протрезвевших, вышедших из «потребительского оргазма», напуганных масштабами мародерства, с которым и сами непосредственно связаны через биографию…

Второе начало, живущее в политическом режиме РФ – «Оно». Это бесполое и амебное, оргазмирующее от шопинга, духовно-кастрированное и садистское наслаждение господством. Когда сталкиваются «Он» и «Оно» одного и того же существа (режима) – возникает драматическая и отнюдь не линейная борьба начал. Православным известна эта коллизия: грех и преодоление греха. Грешник сам грешит и сам себя осуждает, и сам преодолевает последствия собственных дел, и снова впадает в соблазн, и опять кается. Это не два разных человека – а один человек. Или, в нашем случае, политический режим…

Разве Арнольфини, штурмующий город, и Арнольфини – хозяин города сильно отличаются друг от друга? Разве это перерождение души? Нет, Арнольфини един и его личность отнюдь не расщеплена. Он хочет получить город – следовательно, он хочет и защитить город, когда он его получил. Если бы Арнольфини не хотел защищать своей власти в городе – он не хотел бы и штурмовать город. Логично?

Те, кто упорно навязывают нам «Оно» - безликую и гермафродитную «демократию» с постоянной сменой правящих лиц, даже имен которых никто не запоминает, те, кто считает верхом совершенства вязкую трясину всеобщей безответственности – конечно, скажут вам, что самодержавие есть абсолютное зло и нужно всячески боятся его.

То ли дело их уклад? В нем любое дело начал один, продолжил другой, завершает третий, и спросить не с кого, все вроде в своем праве. Начинавший оправдается – мол, мне не дали закончить, а завершавший – мол, не я первый начал… Почитайте книгу Е.Гайдара про конец империи – там через страницу этот лейтмотив евнуха: не я начал, не я первый, я искал выход из не мной созданной ситуации, а потом - мне не дали закончить, пришли другие, они все сделали не так, а вот я бы – но мне не дали… и т.п.

МЫ ДОЛЖНЫ ПОНЯТЬ, ЧТО ИСТОРИЯ ВЛАСТИ – ЭТО ОДНО, А ВЛАСТЬ ИСТОРИИ – СОВСЕМ ДРУГОЕ. История власти – откуда пришли эти господа и чем они занимались, пока не были господами. Она всегда покажет великое ничтожным!

Варяжский пират Рюрик, убийца народного трибуна Вадима…

Мелкотравчатый род Романовых, отодвинувший путем переворота достойного и более родовитого воеводу князя Пожарского…

Мелкая немецкая княжна, убийца собственного мужа – будущая Екатерина Великая…

Криминальные налеты на банковских инкассаторов Кобы Джугашвилли – будущего генералиссимуса великой Победы…

История власти всегда покажет нам мелкость, жалкость и ничтожность – потому что никто не велик, кроме Бога, все жалки, ничтожны и все – игрушки в руках судьбы. Величие человеку придает не он сам, а историческая роль, которая его по таинственным мотивам выбирает:

-Полно ребячится, государь… ступайте царствовать…

В момент становления самодержавия кончается история власти и вступает в свои права власть истории. Человек, который ещё вчера азартно грабил город с самыми низкими подонками – начинает вдруг любить город и ненавидеть подонков…

Это происходит не в человеке, а над человеком. Даже если он, как Путин, не любит и боится слова «самодержавие». Даже если из правителя сыплются горохом слова «демократия», «конституция», «выборы» и т.п. Что поделать, коли его так учили?

Расскажу смешную историю. Русский царь Александр II поехал в Европу, как сейчас бы сказали, «по обмену опытом». При этом царь напоминал чукчу из анекдота, купившего телевизор. Чукчу спрашивают – зачем тебе телевизор, у тебя же в чуме нет электричества! На что чукча обиженно отвечает:

-Чукча не дурак, он розетку тоже купил…

Царю-батюшке показали товар лицом. А как не показать, когда за ним миллион зрителей в серых шинелях и полон мешок золотых монет? Показали в лучшем виде. Царь впечатлился, приехал домой и давай реформировать страну. Желаю, мол, чтобы у нас как в Европе были суды присяжных, выборы в городах, парламент и конституция…

Ну как объяснить чукче, что телевизор требует протянутых к чуму проводов?!

Что бы царь не запустил – оборачивается какой-то чудовищной патологией. Запустил царь суды присяжных – в них стали оправдывать убийц (казус В.Засулич). Запустил царь местное самоуправление – в нем захватили власть местные богатеи, крупнейшие купцы и дворяне. Стали эти Цапки XIX века «оказывать» мужику «услуги» в 5 раз дороже старого царского чиновника-назначенца, да и жаловаться на них некуда: формально-то мужичок их сам избрал. А попробуй переизбери, когда у них весь подсчет голосов «схвачен и проплачен»?

На конституции свежеподписанной царя попросту убили, что и положило конец его рискованным экспериментам над страной.

Но почему? Почему – кричали сыновья времени – оно в Европе работает, а у нас нет?! Дикари, Азия! Непросвещенные сатрапы!!!

Нет, ребята, все проще. Те машинки, которые Александр II или М.Горбачев пытались запустить НА САМОМ ДЕЛЕ, на Западе работают В РЕЖИМЕ ИМИТАЦИИ. Это такой симулякр для богатых азиатских гостей, сорящих золотыми червонцами. Вот, мол, шахиншах, имеем мы вам показать «вечный двигатель»…

Двигатель крутится, пыхтит, впечатление производит. А внутри – гастарбайтер педали крутит. Вот и вся разгадка западного «вечного двигателя».

Враньё это все, одним словом. На Западе все, что озвучивают выборы или суды присяжных – вначале тайно решается в узком круге самодержавных хозяев страны. А потом решение распубликовывается через демократические рупоры…

А попытайся запустить западные демократические механизмы НА САМОМ ДЕЛЕ, по их фальшивым чертежам для азиатов – получишь хаос и катастрофу. Царство, разделившаяся в себе – падет, предупреждало ещё Евангелие. А что такое отдельная независимая судебная власть, как не разделение царства в себе?!

Западную демократию построить нетрудно. Вначале власть должна окуклится в правящие масонские ложи. Затем нанять актеров – играть президентов, парламентариев и свободную прессу. Ну, а чтобы актеры не заигрались – придерживать кнут в виде якобы независимой (на самом деле – единственной) судебной власти: один удар судейским молоточком, и любой заигравшийся кривляка получил импичмент…

Реального "народного участия в управлении" эта схема содержит не больше, чем корейская идея Чучхе. Это понял уже наш великий гений, граф Л.Н.Толстой, который решил царя проверить, и следом за царем поехал в Европу.

Но граф Толстой умнее оказался. Ехал налегке, в рабочей тужурке и простонародном картузе – проверить, как у них там на самом деле.

Толстой знал, что нужно видеть Европу не туристом, а гастарбайтером, с низов, со стороны социального дна. С подлинным для ранимого сердца ужасом Л.Толстой описывает открывшееся ему ледяное бездушие, бессердечие Западной цивилизации и царящий в Европе «ужас гильотины» (См. его «Люцерн», 1857 г., и др.).

Толстой с гордостью писал, что если в России с её самодержавием смертная казнь – дело редчайшее, исключительное, то в демократической Европе смертная казнь – дело обыденное и ежедневное. 

Ничего себе демократия – головы рубят каждый день, террор да страх правят бал – но при этом щеголяют фраками президенты, депутаты всех фракций (сперва утвержденных правящей ложей), трескуче вещают адвокаты, повсюду демагогия о правах человека, заглушающая мягкий шелест падающего гильотинного ножа…

Для политического «Оно» тайная власть очень удобна: никто её не видит, её как бы и нет вовсе, и потому она ни за что не в ответе. «Оно» сажает для вида безличностного имбецила, желательно ещё алкоголика и наркомана (идеальный вариант – Ельцин), накапливает негодование кошмаром вокруг, потом убирает якобы источник безобразий и сажает нового, играющего роль «отстойника проклятий»…

«Оно» очень любит конституционные сроки президентской власти и прочую казуистику. Пришел человек, посидел, ушел. Зачем это нужно? В открытую говорят: чтобы не засиживался, не обрастал ЛИЧНЫМИ сторонниками, не укреплял ЛИЧНУЮ власть…

Ишь, чего боятся!

Личности боятся, человека. Им подавай на президентский пост недочеловека без амбиций и личных особенностей, слабоумного слабака.

Того, кого даже психологически не напрягает, что его за шкирку выбрасывают после наступления каббалического числа – 1999 или 2008, или ещё какого…

А так не бывает. Не может быть сильный и умный правитель без амбиций и воли к власти. Вся каббалистика конституционных сроков – предполагает, что наверх никогда не пройдет ни сильный, ни умный человек. Она программирует высший пост на безыдейность, безликость, институциональный идиотизм: посадили – сиди, пнули – ушел…

С этой кабалистикой священных чисел не только Сталина, но и Рузвельта никогда не было бы (потому что и Рузвельт послал каббалистов куда подальше и сидел до самой смерти на высшем посту фактически диктатором). Да и вообще выдающихся исторических деятелей не было бы – только куклы, сменяемые по календарным датам.

А народу зачем кукла? Что с неё спросить? На что надеятся, обращаясь к ней? Что, в лучшем случае – кукла поплачет с вами за компанию?!

Власть неполномочная, усеченная, ограниченная - решить проблем людей не в состоянии. ОТ НЕЁ, СТРОГО ГОВОРЯ, ТОЛКУ-ТО НЕТ, она непонятно зачем вообще существует и налоги прожирает…

Спрашиваю демократов – чем хороша со всех сторон ограниченная, стиснутая контролерами власть? Отвечают: с неё легко спросить…

Спросить-то легко… Но о чем?! Что она будет в состоянии ответить? Спросить легко и с бомжа, ночующего в вашем подъезде – хоть по мордасам ему настучать, жаловаться не побежит… Но отсутствие полномочий у бомжа делает всякий спрос с него неинтересным.

С монарха спросить тяжело, его по всякой мелочи дергать к ответу не станут. Однако всякий монарх, если только не страдает клинической идиотией, понимает, что когда однажды спросят – СРАЗУ ЗА ВСЕ – мало не покажется!

В самодержавии власть обретает личность. И не только (и не столько) личность правителя, сколько воплощенную в нем коллективную личность народа. 

Не только верховная власть из «Оно» становится «Он», но и народ становится «Он» - выделяясь из склизкой аморфной массы народонаселения. Здесь и лежит разница между фразой «без меня народ неполный» и фразой «эта страна». «Оно» считает свою страну «этой», потому что политическое «Оно» - только иждивенец нации. Народ, «Он», коллективная личность этноса – уже не иждивенец с ложкой, а ОПЕКУН политической реальности.

Напрасно думают, что самодержавие притупляет политическую жизнь. Напротив, её притупляет игривая и сумасшедшая демократическая клоунада по «священным» каббалистическим датам выборов-перевыборов. Об этом и сложил своё присловье мудрый народ:«Выборы-выборы, кандидаты – пидоры…»

В самодержавии политический слух обретает небывалую гражданскую остроту. Здесь все серьёзно, все по настоящему: и ответственность за политику (вплоть до смертной казни), но уж и сознательный выбор в политике. Тут по мелочам не разменяешься – себе дороже выйдет…

Правящее страной безликое и бессильное «Оно» - конечно, страха само по себе не вызывает. Но это не значит, что страха ВООБЩЕ НЕТ!

Если власть нестрашная, то страшным становится ближайший криминальный авторитет, ближайшая лесная банда, районный начальник-самодур, любой цыган с кнутом и чечен с ножом…

Демократия так и не придумала – да ей и думать-то в состоянии «Оно» нечем – что делать с ДЕЦЕНТРАЛИЗАЦИЕЙ НАСИЛИЯ, ДЕПОЛИТИЗАЦИЕЙ ТЕРРОРА, с бандами и бандитизмом, которые заполняют все пространство жизни, когда власть становится не страшной и с неё легко спросить за все. 

А это очень остро стоит даже там, где демократия – не жизненная реальность, а только лживая идеологическая цель, например, в США. Зашкаливающий уровень преступности в Штатах заставляет о много задуматься даже самых безголовых республиканцев – мол, «неладно что-то в Датском королевстве»…

Посмотрим по этому другое сверхпопулярное культовое кино - «Геро́й» (кит. 英雄). Это фильм-притча режиссёра Чжана Имоу, снятый в 2002 году.

В этом фильме три обладающих сверхспособностями воина готовят убийство объединяющего Китай императора. У каждого – свои личные счеты с монархом: их княжества разрушены централизатором, родные погибли от его рук, их родные города преданы огню этим человеком. Они искренне и глубоко ненавидят императора-объединителя…

Но вот двое из воинов, готовясь убить императора, для совершенствования духа стали заниматься каллиграфией. Тот, кто достиг в каллиграфии совершенства постепенно «начал постигать более высокие идеалы». Он осознает, что императора нельзя убивать.

Объясняя свою позицию, он рисует на песке мечом два иероглифа: 天下 тянься. Буквальное значение: «Небо» и «Под». Слово Тянься можно понимать и как «Поднебесная» и даже как «Китай».

 Сломанный Меч имеет в виду, что император должен жить во имя объединения Поднебесной. «Лишь король Цинь может положить конец хаосу, объединив всех под небесами».

Этот прозревший воин удаляется, оставляя другому выбор — уничтожить правителя, или обуздать свою ненависть ради чего-то большего.

Император поражен рассказом: «Даже мои слуги считают меня всего лишь жестоким тираном. Понять же мои цели и побуждения смог лишь тот, кого я считал своим врагом…» Испытывая волю Безымянного, он отдаёт последнему свой меч и поворачивается к нему спиной и лицом к иероглифу «меч».

В итоге и другой воин решает не убивать императора и покидает дворец…

Китайцы – пожмет плечами демшиза – что с них взять? Они чего бы не строили – все время получается муравейник…

Но этика фильма «Герой» очень близка была и английскому философу Т.Гоббсу, насмотревшемуся на послереволюционные ужасы в Англии: «Самые страшные действия сильной власти не так страшны, как хаос безвластия»…

В высоком смысле слова «демократия» нет конфликта с самодержавием. Недаром основатель американской социологии П.Сорокин утверждал, что «под железной крышей самодержавия в России жили сто тысяч крестьянских республик», имея в виду сельские общины с их давним демократическим и коллективистским укладом.

Самодержавию противостоит вовсе не демократия, как участие простых людей в управлении страной. Самодержавию противостоит, во-первых, полит-понос, «недержание власти» (которым жидко обдристалась КПСС в 1990-м памятном году), а во-вторых – ИНОдержавие, т.е. колонизация, иностранная оккупация. Ведь понятие «самодержавие» в русском языке - прежде всего означало независимость страны, суверенитет, и лишь во вторую очередь – особые права и особую священность особы монарха.

Монарх – концентрация народной воли, «самости», концентрация национального характера и национального самосознания, самоопределения. Именно поэтому от самого монарха, как человека, мало что зависит. Короля играет свита. Монарх, которому народ перестал верить – теряет силу, власть и чаще всего гибнет (иногда, как Горбачев, рекламирует пиццу, что, может быть, хуже эшафота).

Монарху нелепо красть – ибо украсть он может только у самого себя.

Монарху немыслимо предавать – ибо предать он может только самого себя.

Монарху глупо безобразничать – потому что безобразия случатся в его собственном доме.

Если народу плохо – монарху страшно. И чем хуже народу – тем страшнее монарху. Выход из страха только один – улучшать жизнь народа.

Ничто из вышеизложенного не распространяется на либеральную демократию, потому что она по сути своей –  ВЛАСТЬ ВРЕМЕНЩИКОВ.

Ты пришел на 4 года. За эти четыре года нужно украсть, все что можно украсть, предать с выгодой все, что можно предать, напоследок побезобразничать, чтобы насолить преемнику. А ещё – не поссорится с могущественными теневыми магнатами, с темными кланами, которые через четыре года найдут способ с тобой поквитаться…

Для самодержавия страна – дом отцов и дом детей-внуков, а для демократов страна – добыча гиен в саванне. Нужно не только расчленить тушу, доставшуюся на краткий миг, но ещё успеть это сделать до прихода львов…

Именно поэтому у существующего режима нет другого выхода к выживанию, кроме самодержавия. К западной системы лицемерной власти кланов и тонкой имитации выборов – если она кому нравится – тоже невозможно сразу прийти. Если дрейфовать в этом направлении – тоже потребуется долгий срок переходного периода с очень сильной и безусловной властью-личностью, а не властью-«оно», неспособной никого ни от кого защитить.

Всякий порядок и всякая цивилизация рождаются только из устойчивой власти. А власти нужно дать время устояться!

Просмотров: 599 | Добавил: ОО | Рейтинг: 5.0/1
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *: