Главная » 2013 » Ноябрь » 14 » ЗЕМЛЯ И ЛЮДИ
08:33
ЗЕМЛЯ И ЛЮДИ
Алексеева Л. И.,
Эксперт-аналитик РГ

Земля: своя для чужих,  чужая для своих?

Показ документального фильма Никиты Михалкова «Чужая земля»  вызвал шквал зрительских откликов. Равнодушных мало, задело за живое многих и многих. Потому что огромное количество людей в современных городах родом из деревни. 
Кто помнит, как наезжал по праздникам в деревню к родителям, пока живы были, кто до сих пор вспоминает свободу деревенской жизни на летних каникулах. У каждого своя история.  Оттого щемит на душе при виде чудовищного запустения. И нет у автора готового ответа на свой же вопрос «Почему люди уезжают из деревни?» И, правда, почему? 

Показалось, автор лукавит. За этим неосознаваемым лукавством, а, возможно, лукавства  и нет, действительно показалось, есть лёгкая, как тень, идея-образ деревенской идиллии: радостно пашут и жнут мужики и бабы, рожают детей, имеют справное хозяйство, всем счастливы и довольны, ходят в церковь. 

И барские дома изобильные, как у самого автора, стало быть, барин умелый, умеет управлять хозяйством. Было раньше так, и теперь хорошо бы вернуть любимый сердцу образ. Ну что тут поделаешь, у творческого человека воображение всегда очень развито, и куда оно его заведёт, он порой и сам не знает.

Только вот до революции пара женских фильдеперсовых чулок стоила двух коров (цена обдираловки крестьянина). А корова у крестьянина -  кормилица, без неё   никуда, как и сейчас.   

Не у всех  она была, вот и гнули спину с утра до ночи за копейки на чужой земле, барской. У кого же был свой надел, после окончания сельхозработ шли на заработки, кто в город, кто лес валить, кто куда. И стоило только сказать - земля народу, как захотелось снять батрачье ярмо, землю своей почувствовать. Обманули - земли не дали, сделали её общей, ничьей. 

А за ничью и отвечать некому, кроме председателя колхоза. Оттого и бунтовали, поднимали крестьянские  восстания. Переход на иной тип крестьянских отношений проходил тяжело. Нет смысла перечислять все трудности, с которыми пришлось столкнуться крестьянству. Сколько ушло в города на  заводы и фабрики, стройки. Сама атмосфера была очень активной, страна смотрела в будущее, становилась индустриальной,  многим людям естественно хотелось учиться, работать, быть в гуще событий. Нужно отдать должное советской власти, точнее Богданову и его «Пролеткульту» - народ становился образованным, культурным. 

Человек труда везде, в деревне и городе ощущал себя нужным обществу. А это основа, из которой ткётся ткань человеческого сообщества. Доминанта нужности человека, его востребованности, прежде всего, это  психическое здоровье. Поэтому алкоголизма и  психических расстройств было в разы меньше, чем сейчас.

Ошибка управления, при которой труд колхозника  считался  менее ценным и низкооплачиваемым по сравнению с трудом рабочего, привела к привычке воровать, как способе компенсации  тяжелого крестьянского труда. 

До начала девяностых  колхозники, которые имели возможность украсть корма, имели очень хорошее подворье и жили зажиточно, в отличие от тех, кто не имел доступа к коллективным ресурсам. Деревня на момент перестройки не была идиллией, как не была ею и на момент революции 1917 года. 

Со стороны города отношение к деревне было несколько пренебрежительное. «Сельхозники» и «деревенщина» кормили город, как могли, в силу сложившихся обстоятельств, жить в деревне становилось совсем не престижно. «Деревенский» - как ярлык, оттого искали лучшей доли в городе.

Трудно назвать перестройкой развал страны. Слово, как палец, который указывает на луну.   Так вот, если перестать смотреть на палец, и взглянуть на луну, то можно увидеть не что-то перестраивающееся, а колоссальное разрушение не только уклада, общественно-политических институтов,  страны, но и самосознания. Кем себя стал ощущать человек труда - производитель материальных благ? 

Миллионы людей в нашей стране стали не нужны на своей земле.  Разорвалась некогда единая ткань сообщества. Мимо миллионов людей проходит жизнь, полнокровная, в проектах, в размахах спортивных состязаний, конкурсов мисс красавиц, строек, заморских отдыхов. Но она их не касается. Они в ней  чужие. Если раньше была одна жизнь на всех и  все были свои, то теперь есть свои, есть чужие. Как себя ощутить своим, если ты не нужен этому обществу, не востребован им? Человек хочет быть НУЖНЫМ. Это его базовое природное желание и социальное право. Зачем ему свобода, если никому не нужен, и что он с ней будет делать? Пить? Пьют в деревне, пьют в городе, как никогда раньше не пили. До земли ли?

       Да, и чья она сейчас, земля?  Кажется, земля своя,  по крайней мере, воспринимается как своя. Но юридически тысячи гектаров плодородных земель в запущенном состоянии находятся в частном владении. Свободных земель почти нет. Что, автор фильма не знает этого? Что, у бывших колхозников  есть деньги на покупку земли? Ушлые люди давно за бесценок у них же скупили паи. На этих землях были животноводческие комплексы, постройки. Если после революции 1917 года православные храмы стояли разрушенными, то сейчас хозяйственные постройки. Строения по старой привычке растащили окрестные жители, кто оконные рамы, кто полы, кто крышу, одни фундаменты остались.

 Но, тем не менее, земля есть, можно оформлять в аренду, если получится, можно купить, можно возделывать. Можно. Все можно и возможно. Вопрос - кому. Сельская администрация выгоду иметь хочет, чаще даёт тому, кто ей даст.  Дайте землю в аренду тем, кто хочет на ней жить. Молодёжь в стране чиновничьи  пороги лет десять обивает, просит по гектару, чтобы было чем  семью прокормить, дом построить, жить счастливо. В Башкортостане несколько лет назад дали, кажется лет на 5, на самых буераках и колдобинах, остальная земля в округе в частных руках москвичей и местных. Кто будет строить дом с арендой земли на 5 лет, налаживать жизнь на ней? Они же не с ума сошедшие, умные ребята, с горящими глазами, работать и жить хотят на своей земле. 

Что с теми землями, которые в частных руках? Зависит от владельца земли. Держат ведь эти ценные гектары чаще для выгодной перепродажи. Когда ещё из кого барин созреет, назначит управляющего и начнёт возрождать деревню. Видимо, будущее за агрохолдингами, с минимумом рабочих рук, автоматизированным процессом производства. 

Вне всякой идеи возрождения, на голом прагматизме. Нынешние фермеры стараются нанимать людей со стороны, молдаван, узбеков,  местных не берут,  чаще обходятся своими силами, работая от зари до зари. Не берут по двум причинам. Во-первых, стыдно своим копейки платить, во-вторых, свои по колхозной привычке могут тащить с хозяйского двора (опять же, как компенсацию за низкую оплату труда). 

Также очевидно, что в сельскую местность  начинают приезжать на жительство фрилансеры, люди, которые работают в интернете, а также те, кому надоело жить и работать в городе. Сдают в аренду городское жилье, покупают деревенский дом и наслаждаются тихой жизнью и свежим воздухом. 

Но эти люди для земли бесполезны. Землю нужно любить, ухаживать за ней, нужны знания, нужен опыт. Земля любит семью. Без семьи на земле делать нечего, сообща жить и работать  легче, в одиночку с землёй не справится. А ещё лучше кооперативом, в несколько семей. Как ни крути, а  землю возрождать сподручнее общиной.

       Ничего нового под луной. Всё те же пальцы, указывающие на неё. Только теперь эти пальцы вновь увешаны  бриллиантами. 

       13.11.2013г.
 
        

Просмотров: 378 | Добавил: ОО | Рейтинг: 5.0/1
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *: