Главная » 2013 » Сентябрь » 12 » ЧУЖЕБЕСИЕ - ЗА БОРТ!
09:02
ЧУЖЕБЕСИЕ - ЗА БОРТ!
КОРАБЕЛЬ ЛЮБВИ
Волк в овечьей шкуре...

В нашу редакцию пришло письмо. Далеко не первое от наших читателей, но такое объемистое – в первый раз. Некая Ольга Лившиц на шести страницах излагала факты, которые ее, как прихожанку баптистской церкви, возмутили глубоко и всерьез. Политика редакции в отношении религиозных верований – нейтральна, но когда вера приобретает черты странные, если не сказать уродливые, и когда она напрямую соприкасается с криминалом ли, психологическим насилием или иным нарушением закона, то тут уже мы не проходим мимо. 
Права ли Ольга Лившиц? Факты, которые она предоставила, подтверждены документально. Пока что мы излагаем точку зрения одной стороны. Если вторая сторона сочтет нужным ответить – мы предложим ей площадку. А пока – слово Ольге Лившиц. Но сначала мы поясним, о какой именно вере, о каком храме и о каком пастыре идет речь.

Анатолий Корабель долгие годы известен как пресвитер Христианской евангельской церкви, что на улице Кочетова. Новгородцы до сих пор путают Храм Христа, сооружение баптистское, с католическим костелом – архитектурная готика и там, и там. С баптистами в Великом Новгороде связано довольно много невероятных историй: однажды двое с дубинками напали на сына пастора и серьезно его избили; в другой раз – ограбили церковную казну; в третий – Новгородское областное телевидение сняло сюжеты про пресвитера, который отлучил от церкви (не первый случай) прихожанку за брак с невоцерковленным, да к тому же и с неведомо как потерянной старинной Библией чудеса начали происходить: то ее не было, то не отдавали, то вернули, да не ту. Кстати, отлучение от церкви для верующего серьезный шаг – это как если матроса-дебошира за борт выкинули: добраться до берега вплавь нечего и думать. Остается только каяться, плакать и погибать.

Великий Новгород вообще славится обилием нетрадиционных религиозных организаций, и хотя баптисты возникли в середине-конце 19 века, к ним так еще и не привыкли, да и по всей России их насчитывается всего тысяч 80. Суть в том, что у баптистов, хоть и принимающих основные положения христианской веры, крещения для воцерковления недостаточно – требуется «рождение свыше», то есть полная перемена жизни в «отвращении ко греху». Впрочем, различий на самом деле много, потому что к баптизму причисляются и пятидесятники, и меннониты, и кого там только нет. Однако то, что хорошо на словах, не всегда получается на деле. И не только у простых членов церкви, но и у пресвитеров. И вот важный момент: баптисты придерживаются принципа всеобщего священства, когда пастор не обладает абсолютной властью, а властью таковой обладает общее собрание верующих. Но так ли это на самом деле? Вопрос интересный.

Откровение от Ольги

Нам сразу показалось, что Ольга либо сама юрист, либо ее кто-то консультировал – так серьезно изложены факты, которые в ссылке данной выше, поданы с усмешкой, мол, «бабьи бредни». То, что никакой Ольги Лившиц – мы проверили, спасибо одному из членов ХЕЦ, имеющему доступ к спискам – нет среди прихожан, это тоже верно. Чего боится эта женщина (или мужчина), давшая нам информацию? Явно не гнева Господня.

Итак, что же пишет Ольга? (имена изменены)

«В 2004 году под угрозой отлучения от церкви Анатолий Корабель принуждал к отказу от брака Екатерину Филатову, поскольку Алексей Филатов не являлся евангельским христианином-баптистом. После того, как Екатерина вступила в брак, Корабель отлучил ее от церкви на 2 года».

«В 2007 году прихожанка Алевтина Семенова, которая высказалась о нехристианском поведении пастора прилюдно, была Анатолием Корабелем отлучена от церкви навсегда».

«В 2008 году Светлана Иванова ухаживала за пожилым лежачим человеком, который не являлся баптистом: Анатолий Корабель принуждал ее отказаться от милосердной помощи, а когда она не послушалась – публично отлучил ее от церкви. Причина была в том, что Светлана, якобы, совершила с лежачим 91-летним человеком «прелюбодеяние»…»

И таких историй – еще на два листа. Причины одинаковы: контакты с «нежелательными людьми», помощь не-баптистам, брак с не-баптистами, а главное – высказанное вслух мнение о нехристианском поведении пастыря, Анатолия Корабеля. Ко всему прочему, Корабель запретил и общаться с отлученными, даже родственникам. Как пишет Ольга Лившиц, «под угрозой отлучения от церкви он осуществлял подавление личности, отрицал свободомыслие, при этом самостоятельный выход из церкви невозможен», а отлученного, якобы, ждут всякие несчастия – от аварий до болезней. Многим, пишет Ольга, запомнилась фраза пастора, произнесенная им на одном из собраний: «Боитесь ведь меня, знаю, что боитесь». А то, что Анатолий Корабель высмеивает православие и священство РПЦ, православные традиции, это давно ни для кого не секрет. Это ему вменяли еще года три назад. Но брань, как говорится, на вороту не виснет: богородичники и того хлеще выражаются. То, что Анатолий Корабель нигде не работает, а живет за счет десятины, собираемой прихожанами – это, вроде бы, нормально для тех, кто эту десятину отдает. Но когда пастор покупает квартиры для сыновей в Санкт-Петербурге и Великом Новгороде, то тут поневоле задумаешься.

Была ли Библия?

Конечно, мы написали это заголовок не для того, чтобы заставить усомниться, что Священное Писание вообще было: это, пожалуй, единственная книга, которая есть почти в каждом доме, даже если это перевод Свидетелей Иеговы. Но вот одна конкретная Библия, 1877 года, стала камнем преткновения. Валентина Михайлова, прихожанка ХЕЦ с 1990 года (а это, представьте только, больше 20 лет), в 2008 году решила этой самой Библией похвастаться перед пастором. И принесла ее ему показать. Далее, по словам Валентины Михайловой, состоялся следующий диалог:

«Корабель: - Да, это Библия ценная. Она ваша?

Валентина: - Да, бабушка оставила ее маме, мама оставила нам, мы оставим нашим детям.

Корабель: - Ваши дети к Богу никогда не придут. Теперь она будет моя. Хоть в суд подавайте – не отдам»

После чего, как говорит Валентина Александровна, Библию он спрятал в стол, а им с сестрой швырнул современное издание. В 2009 году она дозвонилась пастору и попросила отдать Библию. Он согласился, но когда Михайлова пришла, передумал. И сказал, что не брал ничего. Через 10 дней Валентина Михайлова узнала, что Анатолий Корабель… отлучил ее от церкви. Сам же пастор официально пишет, что сестры предоставили книгу для выставки в 2003 году, а в 2008 году, когда Михайлова из церкви ушла, Библию ей вернули. А что, мол, не ту, так это фантазии. Удивительно, что Валентина Александровна не побоялась выдать свои «измышления» в программе «Итоги» «Новгородского областного телевидения», хотя ситуация очень не простая. Что и нас, и авторов сюжета навело на мысль, что «измышления» эти имеют под собой реальную почву, как бы это не хотелось кое-кому скрыть.

В качестве послесловия от редакции: Мы не смогли вместить все, что нам прислала Ольга Лившиц в одну статью, поэтому завтра ждите продолжения. Завтра мы расскажем вам, как так вышло, что храм на Кочетова построен в зоне, запрещенной к застройке; почему сейчас так спешно красят его крышу; на каких основаниях пастор хотел продать чужую машину и чьи отпечатки нашли на крышке церковной казны. А также поведаем, чем занимаются в свободное время пастыри душ.

Песнь о тракторе

Автор статьи справился в судебных органах: тяжба между Анатолием Корабелем и его бывшей «правой рукой» Владимиром Пономаревым продолжается уже третий год. История началась в 2004 году, когда Пономарев за личные средства приобрел для нужд церкви трактор. Впрочем, он не намеревался дарить его храму, но работать, хоть круглосуточно, давал. Во славу Господа и именем его, как говорится. Трактор Т-25 поставили в церковном гараже. Вторая часть истории была еще интереснее: Владимир Пономарев предоставил в пользование пастора Корабеля свой Фольксваген Пассат. Надо же пресвитеру паству окормлять, не пешком же…. И, конечно, требовалось оформить генеральную доверенность, что Пономарев и сделал, как он сам сказал: «руководствуясь нормами христианского поведения».

В общем, в 2010 году Пономарев из церкви вышел – не в последнюю очередь потому, что вступил в брак второй раз, а его духовный наставник склонял его к возврату в семью. Нашла коса на камень: Пономарев и из общины ушел, и возврата трактора с машиной потребовал. И тут выяснилось, что трактор… разобрали на части, а части куда-то девались. Странным образом чуть позже оказалось, что трактор по-прежнему стоит в гараже, а значит Анатолий Корабель, который должен быть примером прихожанам, банально солгал. Это был удар, да еще какой!

Вторым ударом бывшему баптисту стало известие, пришедшее со стороны: епископ Корабель (да, он епископом уже стал)… продает пономаревский Фольксваген без ведома владельца как «машину без документов». За 50 тысяч рублей. На запчасти. Генеральная доверенность, к слову, дает на это право. Вот по этому поводу и судятся-рядятся. Трактор, вроде как отдали: стоит себе у владельца в деревне Плашкино. Насчет машины мы пока не в курсе, Ольга не пишет, как узнаем – сообщим.

Что нам стоит храм построить?

Когда у нас во дворе начинают строить здание не временное, а постоянное, не 9 кв.м., а 20 кв.м. – начинается шум, гам, крики и ритуалы призывания демонов звонки специалистам из Комитета архитектуры города. А тут в феврале 1996 года закладывается на улице Кочетова первый камень культового сооружения, которое вообще не должно здесь оказаться: территория относится к зоне Р.3, то есть активно-паркового отдыха, но уж точно не постройки сооружений площадью почти в 4000 кв.м.

Тут надо понять, что в 1996 году жители были озабочены покупкой сапог на «Карточку покупателя» и обменом мешка гречки на мешок сахара, бутылки водки – на блок сигарет. Не до гражданской позиции, не до каких-то там камней. То, что деньги на строительство баптистской церкви дали американцы, это даже не обсуждается: сейчас бы завернули с пол оборота, но тогда чиновники у нас отличались такой дремучей религиозной неграмотностью, что строем ходили учиться в Хаббард-колледж. В общем, землю в аренду дали, закон попрали, храм построили – вопреки всему.

Потом, правда, спохватились, выпустив в 2005 году заключение Комитета по архитектуре, что нарушает и не соответствует (№ 626 от 09.03.05, если кому интересно). Внезапно вспомнили, что не было никаких публичных слушаний. Но к тому времени здание уже 9 лет (!) принимало желающих помолиться.  Пришлось поступить наперекор логике, и задним числом переделать территорию из Р.3 в Р.4, на которой условно можно строить подобные сооружения. То есть, грубо говоря, захотевши жрать в пост, покрестили порося в карася.

По-честному, прокуратура должна была давным-давно подать иск, надо бы провести слушания все-таки и истребовать от Комитета архитектуры решение о предоставлении зональных согласований. Но пока – тишина. Так и хочется вспомнить американцев, иностранных агентов и богатые фонды. Потому что если где-то что-то исчезает (например, документы), то где-то что-то появляется (например, деньги). Закон физики.

Судим иль не судим, вот в чем вопрос

От движимого и недвижимого имущества обратимся к личностям. Вот, например, глубоко уважаемый Анатолий Иванович Корабель. Епископ. 1958 года, родился в Виннице. В пастве ходит слух, что там и судим – отсидел год. Мол, сам об этом говорит, чуть не хвастаясь. Отсидел, гласит молва, за веру. Но все это, господа, вранье: ни за какую веру Корабель не сидел. И вообще не сидел, что характеризует его исключительно положительным образом. Ольга Лившиц, правда, пишет, что он людям говорит совсем другое, но это «другое» еще никто не додумался документально зафиксировать, а потому на нет – и суда нет, в прямом и переносном смысле.

Появились в Интернете и другие интересные данные: что пастор, пока нет дома жены, развлекается, сидя на интересных сайтах. Но об этом мы поговорим позже. Третья часть истории – о пропаже денег из церковной казны и прогулка по «клубничным грядкам». Наш анонимный информатор обещала предоставить недостающие доказательства в пятницу – ждите новостей к концу недели, уважаемые наши читатели, авторы и комментаторы.

Просмотров: 575 | Добавил: ОО | Рейтинг: 5.0/1
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *: